· Главная
  · Прислать новость
  · Лучшее
  · Архив новостей
  · О проекте и авторах
  · Работа
  · Написать нам
  · Рекомендовать нас
  · ЧАВО
  · Поиск
  · Ссылки


  · Лев, Колдунья и Ко
  · Актеры
  · Команда
  · Интервью
  · Ваши Рецензии



  · Как читать?
  · Биографии героев



  · Биография
  · История Хроник
  · Льюис и Инклинги



  · Скачать!
  · Галерея
  · Опросы
  · Narnia Icons


  · Форум сайта
  · Дневники



62 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.







Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru :: Просмотр темы - Хамфри Карпентер о дружбе Льюиса и Толкина
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль   ВходВход 

Хамфри Карпентер о дружбе Льюиса и Толкина
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru -> Автор на все времена
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
rensom
Гостил у бобров


Зарегистрирован: Jun 19, 2009
Сообщения: 93
Откуда: Брест

СообщениеДобавлено: Пн Янв 23, 2012 2:31 am    Заголовок сообщения: Автор на все времена Ответить с цитатой

Pietro, прочёл на одном дыхании всю переписку Толкина, так тщательно и хронологически выложенную Вами. Жутко интересный материал. И наверное, вряд ли бы я с ним где-то ещё познакомился. Спасибо Вам большое.

Завидую дружбе этих великих людей, хоть и была она со временем утеряна. Это великий дар от Бога - идти по жизни рядом с близкими тебе по духу, по дару, по мироощущению людьми. Это надо ценить. Как я понял, не по вине Джека эта дружба была ослабела.
_________________
Он прожил долгую, интересную соседям жизнь.


Последний раз редактировалось: rensom (Пн Янв 23, 2012 2:40 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
rensom
Гостил у бобров


Зарегистрирован: Jun 19, 2009
Сообщения: 93
Откуда: Брест

СообщениеДобавлено: Пн Янв 23, 2012 2:38 am    Заголовок сообщения: Автор на все времена Ответить с цитатой

Cокол писал(а):
Мне тут подумалось... А, может, стоит сделать отдельный пост с письмом Профессора на тему брака?


Cокол, мне кажется, что это сложная, но и интересная тема.
_________________
Он прожил долгую, интересную соседям жизнь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13580
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Вс Мар 11, 2012 10:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Доклад профессора Кристофера Митчела - директора Центра Мэрион Уэйд Уитонского колледжа (США).

Lewis and Tolkien: Scholars and Friends.
http://www.youtube.com/watch?v=iNhCMReS_M4
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Pietro
Старожил


Зарегистрирован: Nov 11, 2011
Сообщения: 487
Откуда: Petropolis

СообщениеДобавлено: Чт Мар 15, 2012 7:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Читая на досуге книгу Павла Парфентьева «Эхо благой вести: Христианские мотивы в творчестве Дж.Р.Р. Толкина» (М., 2004), обнаружил в ней главку, посвященную дружбе Толкина и Льюиса (с. 60-67). В ней нашлось немало новых для меня сведений, хотя, конечно, значительная часть информации уже нам известна, что-то я даже публиковал на этом форуме. Текст воспроизводится без изменений, за исключением того, что цитаты даю курсивом, а постраничные примечания – после основного текста. Книгу целиком можно скачать здесь: http://tolkien.su/media/files/books/about/Eho_Blagoj_Vesti.zip.

Цитата:
Дружба с Льюисом

Дружба также занимала важное место в жизни Толкина. Началось это еще в школьные годы (когда он принадлежал к небольшому «неофициальному» кружку друзей, связанных общими идеалами и интересами), и продолжалось всегда. Но особенное место в его жизни заняла дружба с Клайвом Стейплзом Льюисом – многим он известен как христианский апологет, и многие знают, что в его обращении ко Христу знакомство с Толкином сыграло немаловажную роль.

Толкин познакомился с Льюисом в 1926 году:

В автобиографии «Настигнут радостью» Льюис писал, что дружба с Толкином «избавила меня от двух старых предрассудков. С самого моего рождения меня предупреждали (не вслух, но подразумевая это как очевидность), что нельзя доверять папистам; с тех пор, как я поступил на английское отделение, (1) мне вполне ясно намекали, что нельзя доверять филологам. Толкин был и тем, и другим». Вскоре после того, как Льюису удалось преодолеть второй предрассудок, их дружба перешла в область первого. (2)

Они стали друзьями. И среди тем, которые они обсуждали, оказалась – наряду с темой о природе мифа – и тема веры. В юности Льюис, воспитанный как протестант, отошел от веры:

В отрочестве он исповедовал агностицизм; точнее, он обнаружил, что источником наибольших восторгов для него является не христианство, а языческие мифологии. (3)

Постепенно он пришел к рационализму. Ко времени встречи с Толкином он, однако, отошел от этой позиции. Шаг за шагом он вновь обращался к Богу. Вскоре для него стало очевидно, что он должен либо принять Бога, либо отвергнуть Его:

В Толкине Льюис нашел человека, наделенного и остроумием, и ярким интеллектом, который при этом был убежденным христианином. В первые годы их дружбы Толкин не раз просиживал по много часов в одном из по-спартански простых кресел Льюиса посреди большой гостиной в его комнатах в новом здании Модлин-Колледжа, в то время как Льюис, сжимая в тяжелом кулаке чубук своей трубки и вздымая брови из-за облака табачного дыма, расхаживал по комнате взад-вперед, то говоря, то слушая <…>. Спорить Льюис спорил, но все больше склонялся к мысли, что Толкин прав. К лету 1929 года он уже исповедовал теизм, простейшую веру в Бога. Однако христианином еще не был. (4)

Так продолжалось до 19 сентября 1931 года, когда Толкин, вместе с Хью Дайсоном, другим христианином из Оксфорда, был в гостях у Льюиса на обеде. После обеда они вышли на ночную прогулку:

Ночь выдалась ветреная, однако же они не спеша побрели по Эддисонз-Уолк, рассуждая о назначении мифа. Льюис теперь уже верил в Бога, однако же никак не понимал, в чем состоит функция Христа в христианстве. Ему не удавалось постичь значение Распятия и Воскресения. Льюис говорил друзьям, что ему необходимо вникнуть в смысл этих событий – как писал он позднее в письме, «уразуметь, как и чем жизнь и смерть Кого-то Другого (кто бы ни был этот Другой), жившего две тысячи лет тому назад, могла помочь нам здесь и сейчас – разве что только примером».

Время шло к полуночи, а Толкин и Дайсон убеждали Льюиса, что его мнение совершенно неправомерно. Ведь идея жертвоприношения в языческой религии восхищает и трогает его – и действительно, идея умирающего и воскресающего бога волновала воображение Льюиса с тех самых пор, как он впервые прочел историю о германском боге Бальдре. А от Евангелий (говрили Толкин с Дайсоном) он почему-то требует большего: однозначного смысла, стоящего за мифом. Жертвоприношение в мифе он принимает как есть – так почему бы не перенести это отношение на истинную историю?

– Но ведь мифы – ложь, пусть даже ложь посеребренная, возражал Льюис.

– Нет, – ответил Толкин, – мифы – не ложь.

<…>

Мы – от Господа, – продолжал Толкин, – и потому, хотя мифы, сотканные нами, неизбежно содержат заблуждения, они в то же время отражают преломленный луч истинного света, извечной истины, пребывающей с Господом. <…>

Льюис выслушал и Дайсона, которые подкреплял слова Толкина собственными рассуждениями. То есть вы хотите сказать, уточнил Льюис, что история Христа – попросту истинный миф, миф, который влияет на нас подобно всем прочим, но в то же время произошел на самом деле? Тогда, сказал, он, я начинаю понимать.

<…>

Через двенадцать дней Льюис написал своему другу, Артуру Гривзу: «Я только что перешел от веры в Бога к более определенной вере во Христа – в христианство. Объяснить постараюсь потом. Очень важную роль в этом сыграл мой длинный ночной разговор с Дайсоном и Толкином». (5)

Став христианином, Льюис, однако, вернулся к Англиканской Церкви, что всегда вызывало искреннее огорчение Толкина. С точки зрения Толкина его друг как бы не довел свой путь до конца, остановился на полпути.

Поскольку Толкин сыграл столь важную роль в обращении своего друга, он всегда сожалел о том, что Льюис не сделался католиком, подобно ему самому, но начал посещать службы в ближайшем англиканском приходе <…>. Толкин же питал настолько сильную неприязнь к Англиканской Церкви, что она временами распространялась даже на ее храмы: Толкин утверждал, что ему мешает по достоинству оценить их красоту печальная мысль о том, что все они – с его точки зрения – совращены с пути истинной католической веры. Когда Льюис опубликовал аллегорическую повесть под названием «Возвращение паломника», в которой рассказывается история его обращения, Толкин счел это название иронией. «Льюис, конечно же, вернулся, – говорил он. – Он не желает войти в христианство заново, через новую дверь – он возвращается к старой, по крайней мере, в том смысле, что, вновь приняв христианство, он принимает вместе с ним или пробуждает вновь все предрассудки, столь усердно насажденные в нем в детстве и отрочестве. Он желает вновь сделаться северно-ирландским протестантом». (6)

В этих словах – много горькой правды. Льюис, родившись в северной Ирландии, был воспитан в ольстерских протестантских традициях. С раннего возраста он много слышал о своих родственниках о том, как плохи католики. Его дед по матери, бывший проповедником, часто подчеркивал, что католики – «дети самого дьявола». (7) В детстве Льюис очень серьезно относился к своей вере – в том числе и к заключенному в ней антикатолическому настрою. Это воспитание принесло плоды – на протяжении всей своей жизни Льюис оставался настроенным отчасти против Католической Церкви. Брат Льюиса, Уоррен, писал:

В юности мы регулярно посещали церковь, но даже тогда было понятно, что посещение церкви было не столько религиозным, сколько политическим делом, еженедельным подтверждением того, что вы – не римско-католический националист. Наш мясник и наш бакалейщик ходили в церковь прежде всего затем, чтобы привлечь внимание своих клиентов к тому, что в их магазинах они смогут купить хорошую протестантскую еду, незапятнанную проклятыми римскими ересями. (8)

Эти тенденции сохранялись и впоследствии. Уоррен писал также, что Льюис «считал себя человеком широких взглядов на том основании, что он мог прилично говорить с католическим священником, и не перебивая выслушать социалиста». (9) Толкин огорчался этому предвзятому отношению, которое проявлялось нередко – например, во время одной встречи в 1944 г., случившейся во время очередного собрания Инклингов – неформального клуба друзей-христиан, объединенных интересом к литературе и мифологии, в число «членов» которого входили Толкин и Льюис:

И тут приметил я в уголке высокого сухопарого чужака наполовину в хаки, наполовину в штатском, в широкополой шляпе, с живым взглядом и крючковатым носом. Остальные сидели к нему спиной, но я-то по его глазам видел, что наш разговор его явно занимает, – причем это не обычное страдальческое изумление британской (и американской) публики, оказавшейся в пабе рядом с Льюисами (и со мной). <…> И тут нежданно-негаданно он вмешался в беседу, подхватил какую-то реплику насчет Вордсворта – с престранным, ни на что не похожим акцентом. Спустя несколько секунд выяснилось, что это – Рой Кэмпбелл (автор «Цветущей винтовки» и «Пламенеющей черепахи»). (10) Немая сцена! Тем более что К.С.Л. (11) не так давно опубликовал на него язвительный пасквиль в «Оксфорд мэгэзин», а его «вырезальщики» ни одного печатного издания не пропустят. В К.С.Л. все еще очень много ольстерского, даже если он сам того не видит. После того все завертелось стремительно и бурно, и на ланч я опоздал. Приятно (пожалуй) было обнаружить, что этот яркий поэт и воин в Оксфорд приехал главным образом затем, чтобы познакомиться с Льюисом (и со мной). Мы договорились встретиться в четверг (то есть вчера) вечером. Если бы я только запомнил все то, о чем вчера вечером говорили в комнате у К.С.Л., этого бы на несколько авиаписем хватило. К.С.Л. воздал должное портвейну и сделался слегка агрессивен (настоял на том, чтобы еще раз зачитать вслух свой пасквиль, а Р.К. над ним хохотал); но главным образом мы довольствовались тем, что слушали гостя. Окно в большой мир; и при этом сам по себе это человек мягкий, скромный, сострадательный. Больше всего потрясло меня то, что этот умудренного вида, потрепанный войной Непоседа, прихрамывающий от недавних ран, на девять лет меня младше, и я, возможно, знавал его еще подростком: он жил в О[ксфорде], когда мы жили на Пьюзи-Стрит <…>. А с тех пор он столько всего совершил, что просто описанию не поддается. Вот вам отпрыск прот. (12) ольстерского семейства, обосновавшегося в Южной Африке, – причем большинство его представителей воевало в обеих войнах; обратился в католицизм после того, как укрывал в Барселоне отцов-кармелитов; все напрасно, их схватили и безжалостно убили, а Р.К. едва не поплатился собственной жизнью. Но он спас архивы кармелитов из горящей библиотеки и пронес их через всю «коммунистическую» страну. (13) Он бегло говорит по-испански (был профессиональным тореадором). Как ты знаешь, потом он всю войну сражался на стороне Франко и, помимо всего прочего, оказался в авангарде отряда, который выдворил «красных» из Малаги так быстро, что их генерал (Вильальба, кажется) даже награбленную добычу унести не смог – и оставил на столе руку святой Терезы вместе со всеми драгоценностями. Он массу всего интересного порассказал о ситуации на Гиб[ралтарах] со времен войны (в Испании). Но при этом он – истинный патриот, и с тех самых пор сражается в Б[ританской] армии. <…> Однако ж передать впечатление от личности столь незаурядной – он и солдат, и поэт, и новообращенный христианин, – просто невозможно. Как он непохож на «левых» – этих вояк в вельветовых штанах, (14) что бежали в Америку <…>. Надеюсь на следующей неделе увидеться с ним снова. Из Модлина мы разошлись уже за полночь; я прошел с ним вместе до Боумонт-Стрит. К.С.Л. отреагировал крайне странно. Вот вам высший комплимент «красной» пропаганде: он (отлично зная, что во всем остальном они – лжецы и клеветники), свято верит всему, что говорится против Франко, и ничему – в его пользу. Даже открытая речь Черчилля в парламенте нисколько его не поколебала. Но, в конце концов, ненависть к нашей Церкви – вот единственное подлинное основание а[нгликанской] ц[еркви]: заложенное столь глубоко, что остается непоколебимым даже тогда, когда надстройка вроде бы снята (так, К.С.Л. чтит Святое Причастие и восхищается монахинями!). Однако ж если засадить в тюрьму лютеранина, он «под ружье» встает, а ежели перебить католических священников, он просто не верит (и смею предположить, думает про себя, что святые отцы сами напросились). Впрочем, Р.К. слегка его встряхнул… (15)

Льюис становился все более и более популярным христианским автором, апологетом – а Толкина не вполне удовлетворяло написанное им: с его точки зрения Льюис пытался говорить о том, чего не мог вполне понять, не войдя в Католическую Церковь, то есть не дойдя до полноты Христовой истины. Огорчало Толкина, как мы уже упоминали, и то влияние, которое оказывал на него Чарльз Уильямс. Иногда он ожесточенно спорил с Льюисом. К примеру, в 1943 году Льюис в своей работе «Христианское поведение» высказал мнение, что «“должно быть два отличных друг от друга вида брака”: христианский брак, неразрывно связывающий вступающих в него на всю жизнь, и брачные контракты, регистрируемые только государством и подобных обязательств не налагающие». (16) Толкин полемизирует с Льюисом, говоря о том, что христианин должен стремиться помешать обществу потворствовать злоупотреблениям, что не следует позволять облегчать процедуру гражданского развода: «Надо ли добавлять, что таким образом создается ситуация, в которой невыносимо трудно воспитать христианское юношество в духе христианской этики касательно секса (которая, гипотетически, справедлива для всех и которая неизбежно будет утрачена, – сохранение ее зависит как раз от христианского юношества)» (17) (и ведь Толкин прав – именно это и произошло впоследствии).

Толкин, однако, не знал, что Льюис на протяжении многих лет думал об обращении в католичество, переживая внутреннюю борьбу – чувство верности этого шага с одной стороны, протестантские предрассудки, в которых он был воспитан и которые прочно в нем укоренились – с другой. В практике он все более становился католиком – благоговел перед Святыми Дарами (Англиканская Церковь в целом отрицает реальное присутствие Тела и Крови Христа в Святых Дарах), начал приступать к исповеди (в Англиканской Церкви это не обязательно – исповедь не считается Таинством – и не очень многие это делали). А в 1940-х или в 1950-х года он обменивается трогательными письмами со священником-иезуитом [Ги Бринквортом – Pietro], прося молиться о том, чтобы Бог даровал ему «свет и благодать для того, чтобы совершить последний шаг» и «чтобы я смог преодолеть предрассудки, укорененные во мне моим ольстерским воспитанием». (18) В этих шагах незримым для Толкина образом отразилась их дружба с Льюисом – дружба двух христиан, любящих друг друга несмотря на существенные расхождения во взглядах и при этом старающихся быть честными друг с другом.

Цитата:
Примечания:

(1) Льюис был преподавателем Мертон<Колледжа в Оксфорде.

(2) Карпентер, op.cit., с. 227.

(3) ibid.

(4) Карпентер, op.cit., с. 228.

(5) Карпентер, op.cit., сс. 229-231.

(6) Карпентер, op.cit., с. 237.

(7) Цитата приведена в John Baley, “A Passionate Pilgrim”, Times Literary
Supplement
, 12 July 1974.

(8) W. H. Lewis, C. S. Lewis: A Biography, p. 232 – неопубликованная рукопись в Wade Collection, Marion Wade Center, Wheaton College, Wheaton, Illinois; цит. по Bradley J. Birzer, J.R.R. Tolkien’s Sanctifying Myth: Understanding Middle-earth, Wilmington, DE, ISI Books, 2002 p. 51.

(9) ibid., p. 251, цит. по. Birzer, p. 50.

(10) Кэмпбелл, Рой (1902-1957) – южноафриканский поэт; «Пламенеющая черепаха» –рифмованная поэма о загадочной черепахе, доставившей Ноев Ковчег обратно в возрожденный мир – изобилует образами вулканического пламени, молний и электрических токов (прим. источника).

(11) Клайв Степлз Льюис.

(12)Протестантского.

(13) Речь идет о массированных преследованиях Католической Церкви, осуществлявшихся в то время в Испании.

(14) Вельветовые штаны ассоциировались с «левой» интеллигенцией (прим. источника).

(15) Письма, № 83, к Кристоферу Толкину, сс. 111-113.

(16) Письма, № 49, к К. С. Льюису (черновик), с. 71.

(17) ibid., с. 73.

(18) Эти слова приводятся в книге: Christopher Derrick, C.S. Lewis and the Church of Rome (San-Francisco: Ignatius Press, 1981), 215. Оригинал письма не сохранился и многие исследователи творчества Льюиса не учитывают свидетельства Деррика. цит. по Bradley J. Birzer, J.R.R. Tolkien’s Sanctifying Myth: Understanding Middle-earth, Wilmington, DE, ISI Books, 2002, p. 51.

_________________
Песнь, что пою я – лишь эхо невнятное
Грез золотых, порождения снов,
Сказ, нашептанный в часы предзакатные,
Избранным душам завещанный зов.
© JRRT


Последний раз редактировалось: Pietro (Чт Мар 15, 2012 7:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13580
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Чт Мар 15, 2012 7:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Pietro

Однако... Весьма, весьма...
Не жалею ни об одной секунде, потраченной на чтение.
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Pietro
Старожил


Зарегистрирован: Nov 11, 2011
Сообщения: 487
Откуда: Petropolis

СообщениеДобавлено: Пн Янв 07, 2013 3:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В последнем номере журнала «Parma Eldalamberon» в числе прочих черновиков Дж.Р.Р. Толкина было опубликовано ранее неизвестное его письмо К.С. Льюису, которое я привожу здесь с моими комментариями. Перевод с английского выполнен Марией Семенихиной, за что я ей, как всегда, очень признателен.

Время написания письма неизвестно, но по ряду косвенных признаков я приблизительно датирую его концом лета 1932 года. Текст записан «эльфийским письмом», то есть тэнгваром, алфавитом, разработанным автором в то время. Более поздняя версия этого письма появляется во «Властелине Колец»: в надписи на Кольце и на вратах Мории, а подробное описание тэнгвара можно отыскать в приложениях к трилогии.



Дорогой Льюис.

Я посылаю тебе описание моего алфавита, так как ты просил.
На почтовой карточке он, пожалуй, не уместится: список самих
значков, конечно, да, но только если не прибавлять никакого
описания, как ими пользоваться. Цель этой чепухи довольно
туманна, если ее использовать просто как замену обычной
латиницы, которая используется сейчас в английском –
но я приспособил её и для этого тоже. Я решил провести
по крайней мере большую часть первой половины сентября
в одиночестве в Оксфорде, и даже если я найду какой-нибудь
уголок в колледже, где поселиться, я должен буду сохранить
ключ от дома. Я надеюсь, что увижу кого-нибудь из вас;
в надежде на это я вернусь в Оксфорд, вместо того чтобы
убивать время в компании Оуки Бельфура или, поддавшись
давлению, уныло тащиться на море.

Твой Дж. Р. Р. Т.


Если моё предположение о 1932 годе верно, то, несомненно, речь в письме шла о предстоящем Толкину семейном отдыхе на море в Корнуолле, об этой поездке он много лет спустя вспоминал в одном из писем. Далее Толкин записывает тэнгваром начало своего стихотворения «Приключения Тома Бомбадила», которое он сочинил незадолго до этого. Тридцать лет спустя оно войдёт в сборник ширской поэзии «Приключения Тома Бомбадила и другие стихи из Красной Книги». К сожалению, ранняя версия стихотворения не переводилась на русский язык, потому перевод Светланы Лихачёвой, что я даю ниже, следует поздней его версии, опубликованной в 1962 году.



Старый Том Бомбадил – нрав неугомонный;
Голубой на нем жилет, и кушак зеленый,
Башмаки желтей желтка и штаны из драпа,
Лебединое перо, фетровая шляпа.
Жил он в доме под Холмом, где река Ивлинка
Бьет ключом из-под земли в травяной лощинке.
Славный Том погожим днем шел лесным овражком:
Бегал с тенью взапуски, собирал ромашки,
Щекотал брюшко шмеля с пышными усами,
Отдыхал на бережку целыми часами.


Я прилагаю полную копию «Тома Бомбадила» –
обычными почтенными латинскими буквами!


Дальнейший текст письма в журнале не приводится и трудно сказать, не сохранился ли он вовсе или редакторы просто не посчитали нужным его воспроизводить для целей своего издания. Но в любом случае, опубликованная часть письма представляет известный интерес для изучения жизни и творчества обоих писателей.
_________________
Песнь, что пою я – лишь эхо невнятное
Грез золотых, порождения снов,
Сказ, нашептанный в часы предзакатные,
Избранным душам завещанный зов.
© JRRT
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Cокол
Грозный Админ
Грозный Админ


Зарегистрирован: Nov 30, 2005
Сообщения: 13580
Откуда: Москва.

СообщениеДобавлено: Вс Янв 13, 2013 8:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Всем доброго времени суток!

В журнале "Фома" № 1 (117) за январь 2013 года опубликовано интервью с Николаем Эппле о Дж. Р. Р. Толкине и К.С. Льюисе: "Хоббит. Стихи и притчи Средиземья". В данном интервью имеется масса интересных фактов, касаемых Дж. Р. Р. Толкина, затронута и его дружба с К.С. Льюисом, ибо просто невозможно говорить о Профессоре, минуя Мастера и о Мастере, минуя Профессора. Подробности читайте здесь:
http://narnianews.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=577

P.S.

Думаю, будет правильно пояснить, кто такой Николай Эппле:
Филолог, переводчик. Закончил классическое отделение историко-филологического факультета РГГУ и аспирантуру Института философии РАН. Автор переводов с современных и древних языков, исследований, посвященных истории западноевропейской литературы и филологическому наследию «инклингов». Перевел три главные историко-литературные монографии К. С. Льюиса («Аллегория любви», «Предисловие к "Потерянному Раю“» и «Отброшенный образ»).
_________________
ДЕЛАЙ ЧТО ДОЛЖЕН И БУДЬ ЧТО БУДЕТ

"...благородная смерть - это сокровище, и каждый достаточно богат, чтобы купить его".
К.С. Льюис, "Последняя Битва".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Хроники Нарнии - NarniaNews.Ru -> Автор на все времена Часовой пояс: GMT + 6
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Template->make_filename(): Error - file quick_reply.tpl does not exist